Исламисты и мусульмане разница

Исламисты и мусульмане разница

Относительно вопроса о том, что между такими понятиями как исламисты и мусульмане разница существует и довольно серьезная, говорилось немало, но не всегда логичные и разумные доводы способны противостоять устоявшейся терминологии и стереотипам, существующим в обществе относительно понятия «исламист». Попытки внести ясность в этот вопрос все же предпринимаются, и стоит еще раз остановиться на этой разнице и разъяснить основополагающие моменты. Термин «исламизм» сегодня довольно популярен, как и любые исламисткие проявления, поэтому им с успехом пользуются те, кто поставил своей целью манипулировать общественным мнением и разжигать против Ислама холодную войну.

Но негативная окраска, которую термины «исламизм» и «исламист» все чаще приобретают, не имеет никакого отношения к реальности и не имеет под собой никакого логического объяснения. И это не применяется по отношению к другим религиям или политическим движениям.

Игнатенко автор монографии об исламистахВвели в обиход термин «исламист» французские социологи, которые опирались при создании этого термина на термин, которым обозначается во французском языке «христианство» - «cristianisme». Но те, кто активно начал внедрять термины «исламизм» и «исламист», под этими терминами понимали совершенно иные вещи. Как сказано в монографии «Ислам и политика» А. Игнатенко (на фото), термин «исламизм» подразумевает теорию и практику политических движений, которые перед собой ставят цель привести в соответствие с установлениями и положениями Ислама государственное и общественное устройство в тех государствах, где проживают мусульмане. Этот же автор указывает, что исламисты, то есть социальные группы, заинтересованные в том, чтобы сохранить и установить шариатскую форму власти в определенной стране, являются как носителями, так и субъектами исламизма. Они же заинтересованы в том, чтобы добиться экспансии шариатской формы власти за рубежом.

Неспециалисты могут считать вот такой подход к толкованию термина «исламист» вполне оправданным, игнорируя специфику религии Ислам, особенно тот момент, что любой знакомый с нормами исламской религии и выполняющий их человек, мусульманин, стремится к этому в определенной форме в силу своего религиозного долга, поскольку для мусульманского вероубеждения неразрывную связь имеют политические, бытовые, общественные и религиозные факторы. Все это дает право называть любого человека, мусульманина, приверженца Ислама, который проявляет активность не только в духовной и религиозной сфере, но и во всех остальных, соблюдая все предписания своей религии Ислама, исламистом.

Картина, которая возникает в результате, когда происходит деление мусульманского сообщества на умеренных мусульман, практикующих как религиозное учение и только, либо называются мусульманами только по своему рождению и этнокультурной принадлежности, и исламистов, которые активно участвуют в общественно-политической жизни, не соответствует действительности и оценки, который делаются на ее основе, уводят в сторону и от логики, и от истины. Религия Ислама квалифицирует как полный абсурд тот факт, что кто-то из мусульман, называемых «умеренными» или «традиционными», может в сфере религиозно-духовной идентифицировать себя как приверженец Ислама, а во всех остальных сферах жизни у них наличествует иная идентичность. Ислам ни в какой форме не признает секуляризации, и, коль говорить о данном вопросе с этого ракурса, то исламистами являются все из них.

В своих оценках сторонники подобного разделения пошли дальше: они объявляют исламистов подлежащим искоренению элементом, который заведомо опасен. Это фактически означает борьбу с Исламом, поскольку частью его является и политическое учение, ориентированное как на носителей Ислама, так и на мусульман.

Терминологию, которая воспринимается сегодня как устоявшаяся, следует пересмотреть, чтобы избежать искаженного видения ситуации, поскольку такое видении ситуации может привести к опасности столкновения с исламским миром.

Если исходить из такого вот подхода к ситуации, то можно считать политическими абсолютно все исламские общины и организации, поскольку специфика Ислама такова, что любая из исламских общин или организаций, даже из ряда исключительно культурно-просветительских и духовных, уже в некоторой степени может считаться политической. Корректным в этом случае будет, скорее, не термин «исламизм» или «исламист», а терминология «исламские политические движения» - именно так следует называть мусульман, которые, руководствуясь нормами и целями Ислама, занимаются политикой, и в этом принципиальная разница. Такая терминология применима только к тем группам мусульман, которые исходят из базовых исламских источников на практике и идеологически, а если вопросы требуют иджтихада, то руководствуются фетвами правоведов-теологов, которые соответствующим критериям соответствуют. Если же этого нет, то расценивать такие группы мусульман как исламские нельзя, даже если они называются «умеренные мусульмане» или «бойцы джихада».

Исламисты в России

Для мусульманской российской общины такие тонкие вопросы имеют большое значение, они довольно резонансные. Институтом национальной стратегии в своем докладе было сказано, что угрозу целостности России и ее национальным интересам представляет радикальный исламизм – новая политическая идеология. Отрицать усилившийся в последние годы радикализм нельзя, но и утрировать его так, как было сделано в этом докладе, чревато непониманием и соответствующей ответной реакцией.

Исламские религиозные организации предпринимают все меры для того, чтобы решить сложности и проблемы, существующие в российском обществе, воздействовать на этот радикализм и в какой-то степени сбить его. Важнейшими в такой работе они считают те шаги, которые должны предпринять религиозные организации в плане просвещения. Социальное и экономическое поле нуждается в оздоровлении. Молодому человеку необходимо дать возможность самореализоваться. Необходимо учитывать также и влияние на ситуацию миграционного процесса. Эти направления и сейчас не остаются без внимания, какие-то шаги в этом плане предпринимаются, но этих шагов недостаточно. Ситуация с так называемым «радикальным исламом» и «радикализацией исламской молодежи» характерна не только для России, и даже не только для исламского мира. Это явление также характерно не только для исламской молодежи, а для всей молодежи. Во многом это объясняется теми событиями, которые происходят в последние годы в станах Ближнего Востока и Саудовской Аравии, и которые находят отклик в душе каждого человека, в том числе и у мусульманской части молодежи в России, но сказать, что радикализация характерна только для российской исламской молодежи, нельзя.

Очень важно принимать меры по профилактике радикализма, но заниматься этим должны сообща и религиозные деятели, общественные, и государственные деятели. Вновь регистрирующиеся новые партии часто используют в своей предвыборной кампании те сложности, которые имеются в современном обществе, а в большинстве случаев и открыто ими злоупотребляют.

О проблеме исламского радикализма молчать нельзя, но и низводить понятие исламист до уровня страшилок, смешивая в комментариях ситуации понятия исламисты и мусульмане, тоже будет неправильным, а часто и вредоносным. Ведь большинство тех, кто так любит оперировать понятием «исламизм» или «исламист», даже не берут на себя труд разобраться, что конкретно под ним подразумевается. Далеко не всегда это понятие употребляется в понятии «радикальный исламизм».

руководитель партии Справедливости и Развития Турции ЭрдоганИсламизм в современном мире представлен самым широким спектром организаций, среди которых – правящая партия Справедливости и Развития Турции (на фото руководитель партии Эрдоган), организация «Братья-мусульмане» и исламисты Боснии. Есть и крайние проявления. И именно на эти крайние проявления и делают упор в своих комментариях современные средства массовой информации, стремясь нагнетать картину.

Некоторые силы, как внутренние российские, так и зарубежные, упорно подталкивают Россию к тому, что самым верным будет в этом смысле силовой метод политики, которую государство ведет в отношении исламского населения и всего исламского мира. Идеи о том, что радикальный исламизм тесно связан с проблемой миграции, все чаще озвучиваются в средствах массовой информации, увязываются с рассмотрением исламского вопроса в России, негативный окрас приобретают и вопросы деятельности религиозных организаций или строительство новых мечетей. В результате исламизируются проблемы федерализма, межнациональных отношений и национальных республик.

Нельзя не замечать эту проблему, но ее необходимо детально рассматривать и предпринимать шаги для того, чтобы направить всю эту бурлящую молодежную энергию в мирное русло. Сводить же проблему к радикальному исламизму и отдавать ее на откуп силовикам – это не выход и не решение, так можно проблему только усугубить, а это не только неправильно, но и не соответствует ни общественным, ни государственным интересам.

Следует признать, что проблема не только существует, и не только в мусульманской общине, и с каждым днем разрастается, вовлекая в процесс каждого человека и все новые территории, но и стремление судить о проблеме сгоряча, игнорируя любую научную методологию, тоже может сослужить негативную службу. Причины радикализации могут быть самыми разными, но, по сути, источник у них у всех только один. Периодически радикализация молодежи вспыхивает на примере одного конкретного народа – это могут быть необязательно приверженцы Ислама – это случилось и с русским молодым поколением на рубеже девятнадцатого и двадцатого века, и во что это вылилось – можно узнать из истории.

Сегодня мы видим, как на проблеме радикализации мусульманской молодежи выстраивается целая индустрия, берущая начало в Чеченской войне и разросшаяся до своего рода конгломерата, который зарабатывает на этом вопросе кучу денег, начиная от элиты республик Кавказа, заканчивая силовыми структурами, средствами массовой информации и даже мелкими чиновниками, спекулируя нестабильностью ситуации на Кавказе в своих собственных целях.

Финансовые, политические, информационные, рейтинговые и карьерные дивиденды льются сплошным потоком, а это не только не решает это проблему, но весомо ее усугубляет. Из порочного круга выхода таким образом не найти – проблема только усугубляется, поскольку все меньше тех, кто заинтересован в ее решении, и все больше тех, кто зарабатывает на ней.

Идеологическим авторитетами для молодежи должны стать авторитетные представители религии, имамы, которые способны вести с молодежью диалог на соответствующем уровне. Многие склонны связывать этот факт с тем, что большинство российских имамов, якобы, получили свое образование за рубежом. Этот факт в корне неверен, но проблема очевидна: контингента имамов в России, которые могли бы достойно вести диалог на должном уровне и с интеллигенцией, и с представителями молодежи, - с каждым человеком, пока в мусульманском российском сообществе не сложилось. Сейчас идет целенаправленная работа по выправлению этой ситуации за счет создания образовательной системы, системы школ и учебных заведений: существует совет по исламскому образованию, между высшими религиозными учебными заведениями и высшими учебными заведениями налажено партнерство, ведется подготовка специалистов для последующего обучения имамов.

Проблема влияния на мусульманскую молодежь России извне постоянно муссируется в обществе, тем более, что достаточное количество специалистов, обучающих нашу молодежь, сами обучались за рубежом. Но здесь важно понимать, что не в аудиториях вузов происходит радикализация мусульманской молодежи, и это касается и российских вузов, и вузов стран Ближнего Востока. Наивно полагать, что правящие режимы этих стран сами провоцируют экстремизм – они дико его боятся.

Радикализация молодежи исламистского толка происходит на улицах городов, когда они наблюдают за теми условиями жизни, в которых вынуждены жить беженцы, когда анализируют новостные сообщения и делают выводы о том, насколько чудовищно отношение к странам Ближнего Востока со стороны всех остальных государств. Коррумпированные правящие элиты, откровенная оккупация этих земель – все это не ускользает от внимания молодежи, она пытается найти выход из сложившейся катастрофической ситуации, подгоняемая юношеским максимализмом и свойственным для молодежи обостренным чувством справедливости, но не имеющая ни малейшего опыта самоорганизации, и неосторожное провоцирующее слово может сыграть роль искры.

Ситуация с миграцией внутри России также далека от совершенства: мусульмане, приезжающие на заработки из бывших союзных республик, вынуждены жить в России в не всегда хороших условиях, а это способствует при содействии федеральной миграционной и других служб тому, что среда мигрантов становится настоящим рассадником социальных болезней. Инфраструктура принятия мигрантов в России в таком объеме настолько слаба, что не выдерживает критики, и становится причиной того, что в ряде случаев мигранты действительны вынуждены идти на какие-то преступления – мелкое воровство и подобные поступки. В странах дальнего зарубежья существуют российские культурные центры, которых очень не хватает в странах ближнего зарубежья, а именно с них могла бы начинаться культурная и социальная адаптация трудовых мигрантов. Для желающих приехать в Россию работать таких центрах следует преподавать русский язык, российскую культуру, знакомить с российской историей, давать возможность получать какие-то специальности, по квотам на которые затем можно будет приехать на работу в Россию.

Говоря о таком понятии, как исламизм, важно понимать, что нельзя смешивать эти слова и понятия - понятия исламисты и мусульмане. Важно исследовать сами причины возникновения исламизма и не распространять его на всех мусульман, особенно на мусульман социально и политически активных. Приравнивать социальную и политическую активность верующего мусульманина к исламистским течениям, экстремисту и ваххабиту, тем более к террористу, в корне неверно и опасно, поскольку это не только не решает проблему, но еще больше ее усугубляет.

Обсуждение

Комментариев пока нет.